Ниже приведена глава о линии Дрикунг из книги «Благородное сердце»- биографии Его Святейшества Дрикунг Чецанга Ринпоче.

 

«Традиция кагью берет начало от индийского махасиддхи Тилопы (988-1069), который получил наставления напрямую от изначального Будды Ваджрадхары. Его ученик Наропа (1016-1100) передал учение тибетцу Марпе, когда тот в поисках истины отправился в Индию. Когда Марпа вернулся в Тибет, то передал знания своему главному ученику Миларепе (1040-1123), который после безрассудной юности посвятил свою жизнь медитативной практике в уединенных горных пещерах. Его слава  просветленного йогина разнеслась по всему Тибету, и его сердечный ученик Гампопа (1079-1153), лекарь из Дагпо, основал первые школы кагью: карма-кагью, целпа-кагью, баром-кагью и пхагдру-кагью. Создатель линии пхагдру-кагью Памодрупа Дордже Гьялпо (1110-1170) был одним из основных учеников Гампопы. Его духовная линия разделилась на несколько независимых школ, но сам Пхагмодрупа остался в истории еще и потому, что в последующие времена его клан играл важную роль в управлении тибетским государством. Из восьми линий, основанных главными учениками Пхагмодрупы, на настоящий день остались три: дрикунг-кагью, таклунг-кагью и друкпа-кагью. Сердечный ученик Памодрупы Кьобпа Джигтен Сумгон («Защитник трех миров», 11431217) после смерти своего учителя провел на троне Пхагдру в Денса-тиле три года (11771179), а затем, как и пророчествовал его учитель, основал свою собственную линию и монастырь в области Дрикунг. В 1167 г. Миньяк Гомринг, один из учеников Памодрупы, построил себе в Дрикунге маленькую хижину, и Джигтен Сумгон выбрал именно это место для строительства Дрикунгтила. Джигтен Сумгон в основном занимался практикой йидама Чакрасамвары. У него было видение, что утес неподалеку от Дрикунгтила является мандалой Чакрасамвары, он основал там монастырь и воздвиг ступу. Когда основатель линии карма-кагью Кармапа Дусум Кхьенпа (1110-1193) пришел в Дрикунгтил, он увидел во всей окрестной области мандалу Чакрасамвары, в Джигтене Сумгоне ‒ Будду, а в его двух сердечных учениках ‒ Шарипутру и Маудгальяну, главных учеников Будды Шакьямуни. Джигтен Сумгон снискал большую славу, и люди со всей страны стекались к нему за благословением и учениями. Особый упор он делал на медитативную практику, поэтому отослал большое количество своих учеников на три священные горы: Кайлаш (Гангри Тисэ), воплощение тела Чакрасамвары, Лачи, воплощение речи Чакрасамвары, и Цари, воплощение ума Чакрасамвары. Сначала он послал на три священные горы восемьдесят рипа (практикующих медитацию в одиночестве). Вторая группа состояла уже из девятисот рипа, а незадолго до своей смерти в 1215 г. он послал на каждую из трех гор ‒ Кайлаш, Лачи и Цари ‒ по 55 тыс. 525 практикующих, причем каждую из групп возглавлял один из трех его главных учеников.

 

Орден развивался и ширился, дрикунговские монастыри появились и в отдаленных от Дрикунгтила районах: рядом с г. Кайлаш, в Ладакхе, в Конгпо и в Кхаме, на родине основателя линии. Бабушка Джигтена Сумгона Ачи Чокьи Дролма была родом из Дрикунга, но потом переехала в Кхам и вышла замуж за йогина из клана Кьюра. Позднее ее стали считать защитницей линии дрикунг-кагью. Как было принято во многих линиях тибетского буддизма, Джигтен Сумгон выбрал своего преемника из своих родственников, и все первые держатели трона за исключением трех были из клана Кьюра, хотя определенной закономерности в передаче трона не было.

 

С самого начала в Дрикунге не было теократического правления в той форме, как это часто случалось в тибетской государственности. Обязанности были распределены: духовное управление осуществлял дэнраб, держатель трона, а светская власть находились в руках гомпы, гражданского управляющего. Оба они обычно происходили из клана Кьюра. Некоторые из ранних держателей трона обрели широкое признание, среди них Ченга Дракпа Джунгнэ (1175-1255), сердечный сын Джигтена Сумгона, принявший от него бразды правления монастырем Памодрупы Денсатилом и сумевший привести его к процветанию. В 1235 г. он стал держателем трона дрикунг-кагью. Когда тибетцы прекратили платить дань могущественным и воинственным монголам, Угэдей (1186-1241), сын и преемник Чингисхана (1162-1227), пошел на Тибет карательным походом, и в 1239 г. монгольские войска до основания разрушили много монастырей, в том числе и Ретинг, где зарубили более пятисот монахов, после чего направились в Дрикунг. Гражданский лидер Дрикунга оказал им сопротивление и был захвачен в плен. Легенда гласит, что когда к монгольскому лагерю приблизился Дракпа Джуннэ, с неба летели камни, хотя, вероятно, это был просто сильный град. Как бы там ни было, его отважное вмешательство привело к заключению с монголами мирного договора, после чего Дрикунг обрел большой вес и стал самым могущественным княжеством в Центральном Тибете.

 

Тем временем тибетские аристократы послали на переговоры с генералом Угэдея, Годанханом, Кунгу Гьялцена, ставшего впоследствии знаменитым под именем Сакья Пандита (1182-1251). Кунга Гьялцен подписал с монголами соглашение, в котором Тибет соглашался выплачивать дань, но многие представители знати отказались выдавать свою долю, пока монголы раз и навсегда не положили конец их сопротивлению, нанеся Тибету сокрушительное и кровопролитное поражение в 1251 г. Дружеские отношения, установленные школой сакья с монголами, обеспечили им главенство на политической сцене. Кунга Гьялцен не сумел обратить монгольского военачальника в буддизм, зато это удалось сделать его племяннику и преемнику, Пхагпе Лодро (1235-1280), ставшему духовным учителем Хубилая Сечена, Великого хана Монголии с 1259 г. Правда, впоследствии серьезную конкуренцию ему составил Второй Кармапа, Карма Пакши (1204-1283), попытавшийся распространить на монголов влияние ордена карма-кагью, но согласно легенде Пхагма Лодро выиграл у него духовный поединок с помощью магии. Родовой клан Хон, из которого вышли держатели трона сакья, жил в местечке Бруша, что неподалеку от Гиджита в Хиндукуше. Эти тесно связанные с Падмасамбхавой места считаются краем ведьм и колдунов, и Пхагпа тоже был посвящен в магические ритуалы Бруши. Говорится, что перед всей монгольской знатью он разрубил свое тело на куски, из которых создал пять семейств будд, после чего заново собрал себя воедино. Это представление навсегда закрепило за ним звание духовного учителя и владыки. Более вероятно, впрочем, что Карма Пакши утратил свое влияние из-за политического промаха. Он нанес оскорбление Хубилаю (1215-1294), внуку Чингисхана, отказавшись остаться в его шатровом лагере и став придворным ламой Великого хана Мунке. Когда через четыре года Мунке умер и Хубилай взошел на престол, он отказал в покровительстве Кармапе и его школе и отдал Пхагпе Лодро провинции У и Цанг, а также Кхам и Амдо в качестве феодальных княжеств. Когда в 1279 г. Хубилай стал китайским императором и основал династию Юань, он даровал Пхагпе Лодро титул имперского наставника, и впервые в тибетской истории теократическое правление приняло форму покровительственных отношений между императором и его духовным наставником. Неприятие превращения страны в сеть феодальных княжеств было сильным среди тибетской знати, особенно в тех областях, где чувствовалось влияние дрикунг-кагью, пхагдру-кагью и карма-кагью. Дрикунг к тому времени обладал большим могуществом, и говорится, что уже ко времени правления пятого держателя трона, Чунги Дордже Дракпы (1210-1278), монастыри были переполнены монахами. В то же время среди монгольских племен шла непрекращающаяся междоусобная борьба за власть и земные угодья. После смерти хана Мунке в 1259 г. Хулагу (1217-1265)4, брат и соперник Хубилая, возвысился в Тибете, объявив себя могучим защитником дрикунг-кагью, и послал в Дрикунг монгольский полк, чтобы обеспечить их безопасность. Распри между враждующими монгольскими племенами, разыгравшиеся на тибетской земле, в истории известны как противостояние дрикунг-кагью и сакья. В действительности это была не война между двумя школами тибетского буддизма, как часто утверждается, а попытка объединения нескольких провинций, хотевших использовать распри между монголами для того, чтобы выйти из подчинения Хубилая. Конфликт разыгрался вокруг споров о преемственности монастыря Памодрупы, Денса-тила, одну сторону поддерживала сакья (и их монгольские союзники, последователи Хубилая), другую ‒ дрикунг-кагью (и их монгольские союзники, последователи Хулагу). Война разразилась во времена седьмого держателя трона, Цамче Дракпы Сонама (1238-1286), и в 1290 г., когда на трон взошел его преемник, Нуб Чого Дордже Еше (1223-1293), Дрикунгтил был полностью разрушен монгольской армией. К несчастью для Дордже Еше, отпрыска рода Нуб, он не был членом клана Кьюра и в те трудные времена не снискал расположения народа. Дрикунгтил был восстановлен девятым тронодержцем, Чуньи Дордже Ринченом (1278-1314) при поддержке китайского императора и ордена сакья, но политическое могущество, которым обладал этот монастырь на протяжении многих десятилетий, было утрачено. Дордже Ринчен сосредоточился на воспитании и развитии монашества и установил годовой цикл: весной и осенью в монастыре преподавались основы буддизма Махаяны, летом давались учения о Пятичленном пути Махамудры, а зимой Дордже Ринчен, сидя на террасе главного храма в одной легкой накидке, обучал монахов шести йогам Наропы. Несмотря на то что школа пхагдру-кагью в XIV в. пришла в упадок, тесно связанные с нею правители клана Ланг властвовали в Центральном Тибете. Центральной фигурой той эпохи был Чангчуп Гьялцен (1302-1373), бывший одновременно умелым политиком и монахом Пхагдру. Он привел страну к большей независимости и создал новую систему управления, разделив землю на волости, управляемые дзонгами (крепостями), и сделав из крепостных командиров (дзонгпонов) волостных начальников. Реформы Чангчупа Гьялцена ухудшили внутренние отношения пхагдру-кагью с вновь набравшим силу Дрикунгом, что привело к целому ряду вооруженных конфликтов. После ряда ранних побед дрикунгпы потерпели несколько чувствительных поражений на поле боя и были вынуждены принять главенство Пхагдру в северном У, однако к концу жизни Чангчупа Гьялцена смогли отвоевать свои земли. Эти события совпали с радикальным изменением баланса сил в Китае, падением династии Юань и расцветом династии Мин (1368-1644), хотя монголы все равно продолжали оказывать большое влияние как на Тибет, так и на Минскую империю. Находясь в самом центре политических катаклизмов, Ченга Чокьи Гьялпо (1335-1407), одиннадцатый держатель трона, поставил во главу угла духовность; при нем были полностью переписаны Кангьюр Нартанга и отредактирован Тэнгьюр. Основатель школы гелуг Лама Цонгкапа (1357-1419) в 1373 г. пришел в Дрикунг из Амдо и стал учеником Чокьи Гьялпо. Его семья поселилась в деревне в сорока километрах от монастыря, а сам Цонкапа получил от Чокьи Гьялпо наставления по шести йогам Наропы, а также по всем внешним и внутренним текстам Джигтена Сумгона. Постепенно Дрикунг упрочил свои позиции, и в XV в. империя Мин признала вновь обретенную им власть и даровала держателю трона почетный титул Чань Чау Ван, который носили главы восьми наиболее влиятельных школ и монастырей. В конце XV в. дзонгпон крепостного монастыря Ринпунг и приверженец карма-кагью, свергнул ослабленный внутренними распрями орден Пхагподрупа, а во второй половине XVI в. власть у Ринпунга вырвал Цанг. Шигаце, крупнейший город провинции Цанг, стал средоточием власти в Тибете на два столетия, сначала под началом правителей Ринпунга (1436-1566), а потом Цанга (1566-1642). Поскольку оба знатных рода поддерживали Кармапу, все это время наиболее влиятельной буддийской школой в Тибете оставалась карма-кагью. Два выдающихся держателя трона оставили свой след в истории в начале XVI в.: Гьялванг Кунга Ринчен (1475-1527) и его преемник Гьялванг Ринчен Пунцок (1509-1557). Кунга Ринчен считался перевоплощением Джигтена Сумгона. Он выразил стремление улучшить качество духовной жизни и полностью посвятил себя проведению посвящений и учений, а также приложил усилия к обновлению традиции уединенных ретритов. К нему в Дрикунг приходили толпы учеников, многих из которых он отослал на одиночную практику на Кайлаш, Цари и Лачи, а в Дрикунгтиле построил пятьдесят медитативных домиков. Кангьюр и Тэнгьюр были переписаны золотыми и серебряными чернилами на бирюзовой бумаге, более двухсот писцов были наняты для создания полного собрания трудов мастеров дрикунг-кагью. Ринчен Пунцок, семнадцатый держатель трона, был великим реформатором. Получив посвящения и наставления от учителей разных линий, он ввел в традиционную систему передачи дрикунг-кагью новые учения, ритуалы и медитации, в основном относившиеся к школе ньингма. Ринчен Пунцок обнаружил в пещере Кири Янгдзонг в долине Тердром драгоценный текст Гонгпа Янгзаб, позднее давал учение прямо в пещере, а хижина Янгригар разрослась в целый монастырь. Ринчен Пунцок был плодовитым автором, его труды были признаны школой ньингма и включены в ее коллекцию тантр. Единственный сын и преемник Ринчена Пунцока, Чогьял Ринчен Пунцок (1547-1602), сделал своей резиденцией монастырь Дрикуг-це, основанный в 1560 г. Вскоре после того, как в 1579 г. он взошел на трон, став двадцать первым его держателем, Алтын-хан (1507-1582), могущественный правитель монгольского племени тумэтов, заключил союз с Сонамом Гьяцо (1543-1588) из школы гелуг, что определило дальнейший ход тибетской истории. Монгольский владыка даровал Сонаму Гьяцо титул Далай-ламы и наделил его широкими полномочиями. Путь в Центральный Тибет для монголов лежал через Дрикунг, поэтому его люди и земли сильно страдали всякий раз, когда монгольское войско направлялось воевать на стороне той или иной враждующей группировки. В конце XVI в. в результате постоянных разрушительных набегов орден настолько ослаб, что Чогьял Ринчен Пунцок приказал усилить монастырь Дрикунгдзонг и сделать из него крепость. Родовая преемственность держателей трона сохранялась вплоть до поколения сыновей Чогьяла Ринчена Пунцога. Его старший сын, Наро Таши Пунцог (1574-1628), которого называли Наро Ньипа (второй Наропа), наследовал трон от отца, а его брат, Гарванг Чокьи Вангчук (1584-1630) был признан Шестым Кармапой. Годы правления Наро Таши знаменуют многочисленные войны с монголами, которые объединились с орденом гелуг против правителей Цанга. Монголы хотели, чтобы власть полностью сосредоточилась в руках гелуг и верной им знати ‒ в первую очередь потому, что правнук Алтын-хана был признан Четвертым Далай-ламой (1589-1617) и коронован в Лхасе. Два младших сына Чогьяла Ринчена Пунцока Гьялванг Кончок Ринчен (1590-1654) и Кункхьен Ригзин Чодрак (1595-1659) стали последними кровными наследниками трона дрикунг-кагью, ознаменовав конец клана Кьюра. После смерти Кончока Ринчена в Дрикунге стали искать перевоплощения держателей трона, и установилась система двух наместников: старшего брата (Чецанг) и младшего брата (Чунгцанг). Кончок Ринчен стал первым Чецангом Ринпоче, а Ригзин Чодрак ‒ первым Чунгцангом Ринпоче. Первый Чецанг, Кончок Ринчен, родился преждевременно, и были опасения, что он умрет в младенчестве. Он, однако, выжил, и, как говорят, еще ребенком говорил о своей прошлой жизни. Когда ему было три года, он считался наиболее вероятным кандидатом на воплощение недавно почившего Третьего Далай-ламы, но в итоге Четвертым Далай-ламой был признан монгол Ёнтен Гьяцо, и Кончок Ринчен остался в Дрикунге. Во время своего пребывания на троне ему пришлось улаживать частые внутренние конфликты, он же возобновил связь Дрикунга с монголами, став духовным наставником правителя одного из племен. Он получил много драгоценных инициаций во время духовных видений, в том числе посвящения от Миларепы и Гуру Ринпоче. Тем временем, тумэты предъявили свои права на тибетские владения, объяснив это тем, что Четвертый Далай-лама ‒ выходец из их клана, и Дрикунг вновь оказался в эпицентре вооруженных столкновений. Крепость Дрикунгдзонг пала под натиском монгольских войск и опять лежала в руинах, что ни в коей мере не устраивало Кончока Ринчена. Как только правитель Цанга Пунцок Намгьял сумел выдворить монголов из Тибета в 1624 г., Кончок Ринчен немедленно отстроил Дрикунгдзонг и назвал свое творение Намгьял Чодзонг. Войны, однако, на этом не закончились. Правитель Цанга Карма Тэнкьонг Вангпо (16051642) был вынужден защищать свои земли от вторжения Гуши-хана, правителя хошутов и могучего союзника Пятого Далай-ламы (1617-1682), а также от короля Ладакха, который угрожал его владениям с юга. Когда войска Гуши-хана разбили правителя Цанга, возглавляемая Далай-ламой школа гелуг получила власть над всей страной. Желая закрепить свое превосходство, гелугпинцы пошли войной на другие школы и с особенной жесткостью расправились с карма-кагью. Многие монастыри и другие важные резиденции пали жертвой монгольской армии, среди них и недавно отстроенный Намгьял Чодзонг. Много дрикунговских деревень сравняли с лицом земли. Через два года после объявления Далай-ламы правителем Тибета в 1642 г. власть в Китае захватила маньчжурская династия Цин (1644-1911). Не теряя времени Далай-лама обратился к Великой империи за поддержкой, и маньчжуры восстановили между императором и Далай-ламой формальные отношения «покровитель ‒ духовный наставник»,потерявшие силу за время правления династии Мин. В эту эпоху вторжений и разрушений Дрикунг стал известен как край магии. Им восхищались, и его страшились. Брат Кончока Ринчена, Первый Чунгцанг Ригзин Чодрак, достиг успеха в астрологии, гадании, геомантии и хиромантии и открыл в Дрикунге известную астрологическую школу. Говорят, что он мог заставить появиться на вершине горы пылающие цветы чампака, а также сумел отвратить от Дрикунга угрозу очередного монгольского нашествия. Далай-лама глубоко его уважал, а прочие государственные мужи боялись до такой степени, что вынудили поклясться никогда не использовать свои навыки против правительства. Ходили слухи, что Ригзин Чодрак мог убить человека, просто написав его имя на клочке бумаги и растерев в освященной Ямантакой ступке. Он был также знатоком медицины и основал дрикунговскую систему врачевания, одну из четырех общепризнанных медицинских традиций Тибета. Среди его работ ‒ тексты по практике Ямантаки и практика Ачи для гадания на костях. После нестерпимо холодного и голодного 1643 г. многие считали, что именно ритуалы Ригзина Чодрака помогли предотвратить бедствия последующих лет, и называли его «ламой, дарующим драгоценную цампу».

 

Кончок Ринчен умер в 1654 г., пытаясь усмирить размолвку, грозившую перерасти в гражданскую войну. В 1658 г., за год до собственной кончины, Ригзин Чодрак распознал реинкарнацию своего старшего брата в видении и привез мальчика в Дрикунг. При Втором Чецанге Ринпоче, Кончоке Тринле Сангпо (1656-1718), была установлена традиция возведения Кьябгонов на трон в Дрикунгце. Тринле Сангпо замечательно писал тханки и был предан искусству. Он считается родоначальником одной из четырех традиций тханкописи, дрикунговской школы Дрири. Он был крайне умен и с легкостью разрешал самые сложные философские споры. В 1677 г. он ввел традицию учений года Змеи на поле для молотьбы перед монастырем Дрикунгце, во время которых давал посвящения и объяснение тантр Чакрасамвары и Гухьясамаджи. В 1681 г. он практически заново отстроил монастырь Янгригар, сильно поврежденный во время нескончаемых войн, и с тех пор считается его основателем. В течение многих лет он возглавлял линию в одиночестве, поскольку юный Чунгцанг, признанный Десятым Кармапой, умер от оспы еще до того, как его успели привезти в Дрикунг, после чего не перевоплощался вплоть 1704 г. Второго Чунгцанга звали Тринле Дондруп Чогьял (1704-1754). «Великий Пятый», как называли Пятого Далай-ламу, ввел в правительство дэси, вицекороля, ответственного за светские аспекты правления и находившегося у власти до тех пор, пока следующий Далай-лама не достигнет совершеннолетия. За три года до своей смерти он поручил хранить трон Сангье Гьяцо (1653-1705), который по слухам был его сыном. Сангье Гьяцо сохранил смерть Далай-ламы в 1682 г. и обнаружение его перевоплощения в 1688 г. в строжайшей тайне и с жестокостью обрушился на другие школы, забрав в свое владение много монастырей школ ньингма и кагью. Обман Сангье Гьяцо раскрылся лишь после того, как шестнадцатилетний Шестой Далай-лама (1683-1707) был возведен на трон, что привело в ярость цинского императора Канси (1662-1722), и он конечно одобрил усилия главы племени хошутов Лхавзан-хана (1697-1717) по захвату власти в Тибете и свержению Далай-ламы. В 1705 г. Лхавзан-хан напал на Лхасу, убил Сангье Гьяцо и взял Далай-ламу в плен. Верховное духовенство противилось его низложению, хотя больше, чем духовное руководство, юному тибетцу были по душе мирская любовь и поэзия. Шестой Далай-лама погиб в Китае по пути в изгнание, вероятнее всего от рук убийцы. В эту эпоху власть школы гелуг в Тибете еще не утвердилась. Постоянные столкновения между хошутами и джунгарами, двумя племенами западно-монгольских ойратов, позволили тибетской знати ввести в Тибете гражданскую форму правления. Джунгары не хотели отдавать верховную власть Тибета в руки Лхавзан-хана, и маньчжуры также стремились ослабить хватку монголов в Тибете. Два тибетских аристократа, Пхолханэ (1689-1747) и Кхангченнэ (убит в 1727 г.) воспользовались полученной возможностью. Тем временем в 1715 г. Тринле Сангпо сумел договориться с центральным правительством о возвращении дрикунг-кагью крепости Дрикунгдзонг, забранной еще при жизни Ригзина Чодрака. Мало что осталось к тому времени от ее великолепия: золотую крышу и все ценные материалы, использовавшиеся при строительстве, увезли в столицу и использовали для застройки области вокруг Баркора. Восстановление лишь началось, когда в 1717 г. в Тибет вторглись джунгары, захватили Лхасу, казнили Лхавзан-хана и, хотя Дрикунг на этот раз не тронули, из-за неясности перспектив и опасности вторжения строительство решили приостановить. Джунгары были преданы Далай-ламе и, обвинив школу ньингма в проведении запретных тантрических практик, приведших к смерти Шестого Далай-ламы, сожгли и разгромили много монастырей ньингма. Жестокий вандализм джунгаров лишил их какой бы то ни было поддержки среди простого народа. Пхолханэ воззвал к маньчжурскому императору Канси, и в 1720 г. он забрал юного Седьмого Далай-ламу (1708-1757) из Литханга и привез его в Лхасу под охраной четырехтысячного войска. Джунгары были вынуждены отступить под натиском сильно превосходящей их армии, и император утвердил народную волю, торжественно возведя Далай-ламу на трон в Лхасе. Он оставил в тибетской столице целый гарнизон своих войск под управлением амбаней, гражданских представителей китайского императора в Лхасе. Должность дэси упразднили, и был создан кабинет министров, Кашаг, в котором Кхангченнэ стал первым премьером. При втором Чунгцанге Ринпоче, Тринле Дондрупе Чогьяле, Пхолханэ, пытавшийся с помощью китайских придворных сформировать светское правительство, изготовил деревянные печатные блоки Кангьюра (в 1732 г.) и Тэнгьюра (в 1742 г.) на основе старых манускриптов из Нартанга. Дондруп Чогьял основал несколько новых монастырей и стал известен также под именем Дрикунг Бхандэ Дхармараджа. В своем труде «Драгоценная сокровищница наставлений» он свел воедино весь буддийский путь в соответствии с Сутраяной и Тантраяной. Следующий Чецанг Ринпоче, найденный в 1720 г., был сыном великого тэртона Чодже Лингпы, но умер в младенчестве и не был официально признан Третьим Чецангом. Императорский двор пытался навязать своего кандидата, но в итоге в Дрикунг привезли и короновали мальчика, которого увидел в видении Чунгцанг Дондруп Чогьял. Когда Третий Чецанг Ринпоче, Кончок Тэнзин Дродул (1724-1766), был еще совсем маленьким, племянник его предыдущей инкарнации объявил, что настоящий Чецанг – его сын, в результате чего в линии возникли разногласия. Чтобы положить распрям конец, Дондруп Чогьял вместе с Пхолханэ, первым лицом в государстве, провели в Джокханге ритуальное гадание, которое однозначно подтвердило его выбор. Это однако не привело к прекращению споров в монастырях, и Чецанга Тэнзина Дродула всю жизнь преследовали дурные предзнаменования, бесконечные интриги, козни помощников и зловредные сплетни. Он отстранился от активного участия в делах линии и практически всю жизнь провел в медитации. Тэнзин Чокьи Ньима, Третий Чунгцанг (1755-1792), отпрыск благородного рода Чангьюл, в целом не слишком исправил положение, хотя много сделал для реставрации монастырей и установления строгой дисциплины. При Седьмом Далай-ламе ордену гелуг вновь удалось захватить в Тибете верховную власть, но маньчжурские императоры манипулировали правительством, контролируя регентов гелуг, которые управляли страной в период между смертью одного Далай-ламы и совершеннолетием следующего. Восьмой Далай-лама (1758-1804) не хотел управлять государством и передал бразды правления регенту, и из четырех последовавших за ним воплощений ни один не дожил более чем до двадцати одного года, причем предположительно никто из них не умер своей смертью. Таким образом на протяжении 140 лет, начиная со смерти Седьмого Далай-ламы и вплоть до возведения на трон Тринадцатого Далай-ламы в 1895 г., Страной Снегов правили регенты. В Дрикунге положение вещей начало улучшаться лишь при Тэнзине Пэмэ Гьялцене, Четвертом Чецанге Ринпоче (1770-1826), который родился в Конгпо и был сыном йогина. Обнаружив среди монахов Янгригара явную деградацию этических норм, он принудил всех не соблюдающих заповеди монахов к исправительным работам. Также он известен как автор «Золотой Гирлянды держателей трона». Когда в один год с Пэмэ Гьялценом умер и Четвертый Чунгцанг Ринпоче, Тэнзин Чокьи Гьялцен (1793-1826), во второй раз в истории линия очутилась в руках регента, Лхочена Чоки Лодро (1801-1859). Воплощения обоих Кьябгонов были найдены и привезены в Дрикунг в 1832 г. Кончок Чоньи Норбу (1827-1865), Пятый Чунгцанг, и Кончок Тукдже Ньима (1828-1885), Пятый Чецанг, были одновременно возведены на знаменитый трон Джигтена Сумгона из краснозема, стоящий неподалеку от Дрикунгтила. Когда в 1840 г. Ёнгзин Кончок Чонтэн Джунгнэ умер, в монастырях началась борьба за власть, и вскоре сикхи под началом Гулаба Сингха, завоевали Ладакх и заняли три провинции в Нгари. Во время этих столкновений дрикунговские монастыри в Ладакхе и рядом с горой Кайлаш сильно пострадали, и хотя впоследствии ‒ в основном благодаря наступившим холодам ‒ сикхских воинов прогнали, мир воцарился ненадолго. Во время опиумных войн в Китае (1839-1842 и 1856-1860) беспорядки вновь возникли в Сиккиме и южном Тибете, когда британцы напали на жившее рядом с Бутаном племя Монтаванг.

 

Дрикунг процветал, но успех и восхищение всегда приносят с собой зависть: Дрикунг с его внушительным Дзонгом, золотыми крышами Тила и напоминающими дворец величественными зданиями Це объявили соперником Поталы. Тукдже Ньима был весьма образованным человеком, особенно в области медицины, его даже называли «Царь медицины». Монастырские чиновники оклеветали его, а ревизионная комиссия, посланная правительством для расследования приписываемых ему преступлений, признала его виновным и в 1854 г. заставила отказаться от трона. В качестве наказания золотая крыша монастыря Дрикунгтил была отправлена в Лхасу, а некоторые поместья Дрикунга были конфискованы, что привело к серьезной нехватке продуктов во всем крае. Из своего изгнания в Цанге Тукдже Ньима тайно отправился в паломничество на Кайлаш, а позже давал учения и посвящения во многих других местах. В дрикунговских монастырях два трона – для Чецанга и Чунгцанга Ринпоче, перед которыми традиционно ставят подношения цог и миски со сладким рисом. После 1854 г. выказывать подобные знаки уважения перед троном Тукдже Ньимы было запрещено, но во время празднования Лосара в 1859 г. один монах из Янгригара посчитал, что если он не поставит традиционные подношения на столики обоих Кьябгонов, то навлечет беду на всю линию. Находившийся в то время на Кайлаше Тукдже Ньима увидел это в своем видении и решил, что настал час возвращаться в Дрикунг. Он отправился в Цанг, где действительно смог получить официальное разрешение тибетского правительства вернуться на родину. На радость верующим двое тронодержцев снова воссоединились и на следующий год вместе отправились в Лхасу на церемонию коронации четырехлетнего Двенадцатого Далай-ламы вскоре после того, как его предшественник был убит в возрасте двадцати одного года. В 1863 г. во время смотра йогинов года Свиньи Чунгцанга Чоньи Норбу поразила невзрачность их выступлений. Все они отрастили длинные пучки волос, но не могли прочесть наизусть даже самой простой молитвы. Чтобы исправить сложившуюся ситуацию, Чунгцанг Ринпоче ввел строгий режим дисциплины и сложные экзамены, проверяющие, насколько прилежно усвоен пройденный материал. Чоньи Норбу умер в 1865 г., и Тукдже Ньима увидел его следующее воплощение в видении на Лхамо Лацо. Вскоре после этого неугомонные сановники снова принялись плести против Тукдже Ньимы интриги, на этот раз пытаясь вызвать разногласия между ним и новым Чунгцангом. Во второй раз Тукдже Ньима был вынужден покинуть свою резиденцию в Дрикунгтиле, и на этот раз уединился в Тролунге уже до самой смерти. Его отшельничество повергло многих учеников в смятение, в то время как сам Кьябгон воспринимал препятствия безмятежно и с открытым сердцем. Шестой Чунгцанг, Тэнзин Чокьи Лодро (1868-1906), родился в местечке Олкха в Лхоке, а в 1891 г. был найден Седьмой Чецанг Ринпоче, Тэнзин Шивэ Лодро (1886-1943) из Даглхи Гампо, которого привезли в Дрикунг на следующий год. Чокьи Лодро написал две подробных книги о паломничестве к священным местам (Кайлаш и Лачи), которые проливают свет на священную географию Тибета. С Кайлаша ходил в восточный Ладакх, где основал монашеское сообщество «Пунцоклинг» и назначил Восьмого Тогдэна Ринпоче главой дрикунговских монастырей Мангьюла (Ладакха). Когда в 1893 г. два Кьябгона Ринпоче посетили Лхасу, то получили от Тринадцатого Далай-ламы многочисленные посвящения, а также почетный титул хотогху. С этого времени на официальных приемах они всегда надевали золотистую шапку хотогху, так что сбылось пророчество Первого Чунгцанга Ригзина Чодрака, в котором он говорил, что в будущем будет носить золотой головной убор. Когда в начале XX в. обострились трения между Тибетом и Британской Империей, Чокьи Лодро ушел в свое второе длительное паломничество в Непал и на Лачи; в 1906 г. он серьезно заболел и вскоре умер. После смерти у него под матрасом было найдено письмо к Шивэ Лодро, составленное в форме акростиха, в котором он просил у Чецанга Ринпоче позволения уйти. Шивэ Лодро стал тридцать пятым держателем трона дрикунг-кагью.

 

Все главные дрикунговские посвящения и учения, в том числе и «Кагью Нгаг Дзо», он получил в раннем детстве от Трицаба Гьябры, ставшего в последствии регентом. Впоследствии Шивэ Лодро ходил в Кхам, где тоже получил много передач, а в 1912 г. посетил Тринадцатого Далай-ламу в Лхасе. Он приходился Далай-ламе дальним родственником, и два Кундуна так близко сошлись, что некоторые почитали их родными братьями. Шивэ Лодро признал Седьмого Чунгцанга Тэнзина Чоки Джунгнэ (1909-1940), который был коронован в 1914 г. На следующий год Шивэ Лодро издал собрание сочинений Джигтена Сумгона в пяти томах. Он занимался практикой Махамудры и шести йог Наропы в маленькой медитативной хижине в Дрикунгтиле, освоил стадии зарождения и завершения Тантраяны и проник в суть высших измерений мудрости. Главным делом его жизни стало объединение медитации и философских познаний, двух главных столпов традиции дрикунг-кагью — образования и практики. Шивэ Лодро отреставрировал Янгригар и создал в Дрикунгтиле комиссию по улучшению управления монастырем, а его главной тревогой был низкий уровень образования в дрикунговских монастырях. Он нашел спонсора, аристократа по имени Кьюнграм, обеспечившего материальную поддержку, и в 1932 г. основал буддийскую академию Ньима Чангра. В это время между Янгригаром и Дрикунгтилом вспыхнул конфликт. Седьмому Чунгцангу Тэнзину Чокьи Джунгнэ не хватало авторитета, и хотя он обладал весьма обширными познаниями, его неудачные попытки уладить недоразумение между монахами Янгригара и Дрикунгтила во время Учений года Обезьяны (1932 г.), лишь усилило его дурную славу. Также его сильно печалили интриги, целью которых было настроить двух Святейшеств друг против друга. Стальной характер Шивэ Лодро не был затронут этими кознями, а вот чувствительный Чунгцанг Ринпоче сильно страдал. Во время церемонии вызывания дождя на озере Сиджин он потерял волшебный рог Ригзина Чодрака и после этого серьезно заболел. В монастыре его как следует не лечили, и он отправился в дом Кьюнграма в Лхасе, но тот как раз в это время впал в немилость и был изгнан из Тибета. Помощники Чунгцанга Ринпоче разбежались, дом опечатали, и тяжелобольной Чунгцанг Ринпоче просидел взаперти три дня. Опечаленный своей горькой судьбой и разъедающими линию внутренними распрями, он написал много писем Шивэ Лодро, по которому сильно скучал, но ими завладевали враждебные гонцы, и ни одно из них так и не было доставлено адресату. Депрессия и чувство одиночества у Чунгцанга Ринпоче усилились, и он начал призывать смерть. На пути в Дрикунгдзонг в 1940 г. Шивэ Лодро хотел его навестить, но его слугам обманом удалось его отговорить, а Чокьи Джунгнэ потом насмешливо доложили, что Чецанг Ринпоче только что проезжал мимо, но не посчитал нужным заехать. В тот вечер страдания Чунгцанга Ринпоче достигли пика, и, не в силах их вынести, он умер. Смерть Чоки Джунгнэ настолько потрясла и расстроила Шивэ Лодро, что вскоре, во время путешествия в Кхам, с ним случился удар, после которого он так полностью и не оправился, остаток жизни посвятив медитации. В 1942 г. он неожиданно изрек, что на свет появилось новое воплощение Чунгцанга Ринпоче, но затем снова ушел в самадхи, не сообщив никаких подробностей о месте его рождения. В декабре 1943 г. его не стало. В третий раз в истории линии ее судьба оказалась в руках регента, Трицаба Гьябры, и под его руководством были найдены и возведены на трон нынешние воплощения Чунгцанга и Чецанга Ринпоче.»